Перевод: Ян ван Дейк «Социология и теория неравенства в цифровую эпоху»

0 Комментарии

Социолог и крупнейший исследователь цифрового неравенства дает краткое теоретическое обобщение связи новых коммуникационных технологий и информации и социального неравенства. Как следует изменить оптику анализа неравенства в сетевом обществе? Какие новые типы неравенств основанных на владении информацией возникают и как они соотносятся со старыми иерархиями?

Использование социальных сетей и медиасетей в сетевом обществе, поддерживает скорее неравенство, чем равенство, несмотря на тот факт, что сети способны распространять информацию и обеспечивать коммуникацию среди большего числа людей, чем в более старых сообществах и медиа. Делая акцент на медиасетях, ИКТ следует анализировать в качестве усилителя тенденций, укрепляющего социальные тренды, которые уже существуют в обществе. Так, если социальное неравенство в обществе уже растет — что, кажется, происходит в большинстве стран современного мира согласно множеству исследований, которые нет возможности обсудить здесь — использование цифровых медиа будет в основном усиливать эту тенденцию. Но как мы можем объяснить этот подъем социального и «цифрового» неравенства с помощью классических социологических понятий и теорий?

Первый вопрос заключается в том, релевантны ли классические социологические понятия в области социального неравенства для информационного и коммуникационного неравенства в сетевом обществе. Я бы ответил, что сделать шаги в решении этого вопроса позволят следующие сдвиги.

Классическая социология исходит из индивидуалистического представления о неравенстве и методологического индивидуализма в эмпирических исследованиях. Неравенство в доступности и использовании цифровых медиа связано с индивидами и их характеристиками, такими как уровень дохода и образования, занятость, возраст, пол и этническая принадлежность. Это демографические характеристики укоренены в более абстрактных классических социологических категориях вроде собственности (Маркс), статуса и профессии (Вебер) или власти (Дарендорф) и в современных социологических категориях вроде социального, экономического и культурного капитала (Бурдье и другие). Я думаю, что эти старые категории все еще актуальны сегодня. Демографические характеристики и выведенные категории могут быть полезными в опросах и экспериментах. Однако вопрос остается в том, предлагают ли они адекватные объяснения неравенства в информационном и сетевом обществе с характерными им цифровыми медиа и сетями.

Альтернативная точка зрения на неравенство это реляционное представление, использующее сетевой подход. Здесь неравенство — это прежде всего вопрос не индивидуальных характеристик, а категориальных различий между группами людей, имеющих определенные отношения. Разумеется, «отношения» это основная аналитическая категория для понимания сетей. В классической социологии она основывается на социометрии Морено и на работе Зиммеля о социальных отношениях и формах. Сетевой анализ это подходящая стратегия для эмпирических исследований.

Современный социолог, работающий с таким представлением это американец Чарльз Тилли. В своей книге «Durable inequality» (1998) он, чтобы объяснить (не-)равенство в современном обществе, отталкивается не от характеристик индивидов или социальных систем, а от связей, отношений, интеракций и транзакций. «Большие, значимые неравенства в возможностях среди людей соответствуют скорее категориям различий вроде черный/белый, мужчина/женщина, гражданин/иностранец или мусульманин/иудей, чем индивидуальным различиям в характеристиках, склонностях или действиях».

Хотя Тилли не говорит ни слова о медиасетях вроде интернета, я сам попробовал применить его подход к неравенству в использовании цифровых медиа в сетевом обществе.

Второй сдвиг в социологическом мышлении требуется для объяснения неравенства в информационном обществе. Это поможет ответить на вопросы: что именно нового в неравенстве в цифровую эпоху и возникают ли новые типы неравенства? Классические социологические концепции неравенства подчеркивали материальные типы неравенства, за исключением концепций, фокусирующиеся на различиях власти и статуса. Собственности, доходу и доступу ко всем видам дефицитных ресурсов уделялось основное внимание. В современной социологии фокус по-прежнему на материальных типах, например, в наиболее популярных концепциях социального, культурного и экономического капитала. В информационном обществе внимание должно перейти к нематериальным типам неравенства, возникающим из особых видов информационной собственности, которая одновременно и в изобилии и в дефиците. Ряд экономистов, социологов и философов обращают внимание на эту особую собственность.

Во-первых, информация считается базовым благом. Базовые блага — это материальные и нематериальные блага, столь существенные для выживания и самоуважения индивидов, что их нельзя обменять на другие блага, например, базовый (для выживания) уровень дохода, жизненные шансы, свободы и базовые права. Информация стала базовым благом в современном обществе в качестве особого — и растущего — необходимого минимума для участия в нем. Не все люди обладают таким минимумом, например, неграмотные. Поскольку цифровые медиа постепенно заменяют и опережают аналоговые печатные медиа, они добавляют новую категорию к традиционной неграмотности: «цифровую неграмотность».

Даже более важными, чем этот абсолютный тип неравенства в обладании информацией является растущая роль относительных различий в обладании и контролировании информации в информационном обществе. Согласно Кастельсу, информация стала независимым источником производительности и власти. Мои исследования добавляют, что относительные различия между социальными группами, уже неравными в терминах «старых» типов ресурсов и капиталов, усиливаются использованием цифровых медиа. Это происходит из-за контроля за позициями во все более сложном обществе, а также из-за обладания информацией и стратегическими навыками для обретения и удержания этих, все более неравных, позиций. Таким образом, использование цифровых медиа вносит вклад в новые типы абсолютного и относительного неравенства поверх старых, иными словами новые типы неравенства усиливают старые.

Это поддерживается другой характеристикой информации. Она может быть также статусным благом. Эти блага по определению дефицитные. Несмотря на феномен перегруженности общества информацией, она может быть дефицитной в определенных обстоятельствах. Одни позиции в обществе создают лучшие возможности для накопления, обработки и использования ценной информации, чем другие позиции. В других работах я подчеркивал, что важность этих условий возрастает в зарождающемся сетевом обществе. В таком обществе позиции и отношения людей в медиасетях и социальных сетях определяют их потенциальную власть. Поскольку важность медиа сетей, созданных компьютерами и их сетями возрастает в современном обществе, отсутствие позиции в этих сетях, или маргинальная позиция влечет социальное исключение. Напротив, те, кто сильно включены увеличивают свою власть, капитал и ресурсы благодаря тому, что занимают центральную позицию, так называемая информационная элита. Итак, это второй эффект обладания информацией в информационном и сетевом обществе, усиливающий старые неравенства.

Третий усиливающий эффект исходит из информации как источника навыков. Все чаще не материальный или физический доступ к цифровым медиа имеет значение, а возможность их использовать и получать из этого использования выгоду. Как обсуждалось ранее, современные исследователи находят все больше доказательств роста относительных неравенств в интернет-навыках и использовании интернета. На этой ранней стадии развития ИКТ уже повлияли на профессиональные возможности и даже зарплаты. Два немецких экономиста из «CPB» показали, что успешное освоение ИКТ создает так называемую «надбавку за навыки». Основываясь на обширной количественной лонгитюдной базе данных по многим странам они утверждают, что надбавка за навыки использования ИКТ — одна из главных причин роста неравенства в доходах в этих странах в 1980-х и 1990-х. Недавно Клаудия Голдин и Лоуренс Катц показали, что примерно с 1980 года образование в области цифровой грамотности и навыков ИКТ было не способно угнаться за техническим развитием и что это привело к росту неравенства в зарплатах в США.

В заключение: в сетевом обществе неравенство смещается к позициям, отношениям и власти в сетях, а в информационном обществе к компетенциям или навыкам по обработке и получению выгоды от информации. Эти сдвиги производят новые типы неравенства, которые наслаиваются на старые. Неравные компетенции и навыки усиливаются неравными позициями в социальных, экономических, культурных и политических сетях, а они, в свою очередь, приводят к неравному разделению материальных ресурсов.

Перевод: Коллектив библиотеки «Вольная Думка»

Оригинал

0 Комментарии

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Fill in the blank.