Перевод: Ан Ринер «Об индивидуализме» и «Что есть личность?»

0 Комментарии

Ан Ринер (1861-1938) — французский философ, журналист и романист. Разработал собственный вариант анархического индивидуализма, под влиянием античных философов Эпикура, Эпиктета, Сократа. Он сформулировал свое учение как практикоориентированную этику, согласно которой для освобождения личности нужно взять на себя ответсвенность за вещи которые зависят от нас, наши взгляды, наши желания, склонности, и отнестись со стоическим безразличием к внешним вещам, телу, богатству, репутации. В обществе, как и в природе Ринер видел неизбежные ограничения личности, но современное общество в интересах одних людей наклыдвает на других такие ограничения, которые сильно превосходят этот естесственный уровень. Отсюда его борьба со всякими иерархическими и насильственными институтами: судом, армией, государственной администрацией. Ринер занимался антивоенным активизмом во время Первой мировой войны, поддерживал махновское движение, боролся за освобождение анархистов Сакко и Ванцетти.

Эссе «Об индивидуализме» и «Что есть личность?» это очень краткое введение в филососфские основы учения Ринера.

 

Об индивидуализме

Под индивидуализмом я подразумеваю определённый образ мышления и жизни. Или, возможно, даже необходимость в мысли и жизни. Разве мы не живём и не мыслим в меру того, насколько мы индивидуалистичны? Всё, что во мне не индивидуалистично, повторяет, подчиняется, подражает. Даже среди самых пассивных, несомненно, найдется час жизни, когда они искали в себе причины подчиняться, словно трупы. Чтобы уничтожить свой дух, сердце и сознание, они должны были воззвать к своему духу, сердцу и сознанию. Их единственным королевским жестом было отречение от престола; их единственным проявлением жизни было самоубийство. В конце концов, чтобы лишить себя человечности, им нужно было хотя бы на минуту осознать себя человеком.

Наиболее социальные мыслители остаются индивидуалистами в той мере, в какой они остаются мыслителями вообще. Конструктивная сила де Бональда, яркий пыл и воображение де Местра — всё это индивидуальные достоинства, реальная жизнь этих писателей, а не сервильные умозаключения в пользу рабского, показывающие лишь пределы и банальность этих творцов. Шарль Моррас превосходит всякого своего приверженца, лишь подражающего ему, потому что Шарль Моррас, в отличии от него, вымостил свой личный и неординарный путь к бездне тривиальности.

Каждый человек прошел через первичное сомнение Декарта, пусть даже на короткое и неосознанное мгновение. Большинство испугались, отступили в убежище своих старых мыслей. Но этот пугающий момент все же обогатил их. Теперь некоторые из тех старых мыслей снова стали для них мыслями. До этого они были лишь словами.

Я нахожу по мере того, как ищу себя. Но что я нахожу в себе: Жизнь; жизнь: моя жизнь.

Какова моя жизнь? Какова моя самая глубинная воля? Воля к удовольствию, воля к власти или воля к гармонии? Эпикуреизм, империализм или стоицизм?

Неужели люди настолько разные что Эпикур и Ницше сумели проникнут в свои предельные глубины, как и Эпиктет? У меня не хватило бы наглости обвинить в поверхностности тех, кто пытался познать себя. Я знаю только, что воля к гармонии во мне более глубока, чем воля к удовольствию или власти.

И еще больше — к освобождению. Конечно, глубокое эпикурейское удовольствие исходит от меня, но боль, из-за которой это удовольствие может быть прекращено, исходит извне. Вы, Ницше, разве не знаете, каких компромиссов требуют всякая человеческая власть и до какой степени господин — раб своих рабов? Только через презрение к боли и страху, через презрение ко всякой власти и подчинению я освобождаюсь. Социальное — всегда одно из моих ограничений, одно из моих затруднений. Пока я мировоззренчески подавляю боль, смерть и власть через презрение, я способен на подлинные мысли и подлинную радость.

Говоря конкретнее, я не избавляюсь от смерти, болезней и социального контроля. Но достаточно смеха, чтобы освободить дух.

Тот, чей дух пробуждается к индивидуализму, первым же движением своего восстания отрицает мораль и социальное. Жрецы всякого рабства так ловко смешали одно с другим в путанице своих софизмов... По мере самоосвобождения от вещей и людей, я нахожу в себе любовь. Свободную гармонию, которую я люблю в себе, я люблю везде, где бы я её ни встретил. Как жёлудь в зубах свиньи напоминает мне об огромной тени дуба, так и человек, соглашающийся на худшее социальное разрушение, всё ровно вызывает во мне богатые ностальгические чувства по моей мечте о любви.

Оригинал

Что есть личность

Личность сложна и до конца неопределима. Ныне только личность владеет чем-то, что без лишнего искажения фактов можно назвать «существованием». При этом, как давно известно философам-киникам, ничего реального и ничего конкретного нельзя до конца определить.

Потребность в мысли, речи, науке и действии заставляет нас действовать будто нечто определимое существует. Что ж, улыбнемся неизбежному.

Однако никогда не будем забывать, что никакое слово не способно передать полное представление о сущности некоторого бытия, даже моего собственного, что никакая мысль не способна проникнуть в сущность бытия другого, какая бы добрая воля или симпатия не оживляли её. Наши самые прекрасные, сильные и проницательные истины скромно хвастаются, что они меньше других лгут о бытии.

Чем больше я пытаюсь ухватить конкретное, тем более сложными и неоднозначными становятся мои формулы, тем больше меня раздражает неспособность сделать их более гибкими и мобильными. Когда я произношу абсолютные слова, я знаю, что говорю абстрактно и что мои слова пусты.

Оригинал

Перевод: Quinchenzzo Delmoro для библиотеки «Вольная Думка»

0 Комментарии

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Fill in the blank.